Беседы с настоятелем

ХРАМЫ БЛАГОЧИНИЯ

НОВОСТИ БЛАГОЧИНИЯ

ЛЮБЛЮ НАШ ХРАМ


Храм - это моя жизнь. Я не представляю жизни без храма. И наш храм для меня кажется мне самым лучшим, самым красивым, самым родным. Я его очень и очень люблю. Тут все мне родное: и батюшки, и все прихожане. Мы как одно целое, как одна семья. Каждый уголок в храме - все родное. Столько пришлось тут и слез выплакать и радости испытать. Люблю мой храм и благодарю Бога, что я здесь! 

Людмила Михайловна

_________


Я очень-очень люблю свой храм и для меня нет храма лучше, чем этот. От всей души я желаю нашему храму многолетия, чтобы он продолжал согревать души и сердца на многие лета вперед. Раиса Александровна

читать все комментарии

Добавить свой комментарий можно через гостевую книгу

 Гостевая книга 

Творчество наших читателей

Присылайте свои авторские стихотворения, рассказы, сказки,  фотографии вашего рукоделия на адрес semsobor@mail.ru с пометкой ТВОРЧЕСТВО НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ.


Инициатором  и главным ктитором построения храма стал отставной урядник Сибирского казачьего войска Митрофан Егорович  Казаков.  Несомненно что это была очень интересная личность, человек, который парадоксально соединял в себе различные черты характера - благотворительность и казнокрадство, он вошел в историю Семипалатинска как главный постройщик Воскресенского храма и как человек, лишенный звания церковного старосты за небогоугодные поступки. Можно по разному относиться к М.Е. Казакову, но, несомненно, этот человек сыграл решающую роль в постройке Воскресенского храма, тем самым навеки вписав свое имя в историю Православной Церкви в Прииртышском крае. До сегодня нет, к сожалению, точных данных о годах жизни этого человека. Более того, его биография известна лишь фрагментарно, и восстановление её было бы очень любопытным делом. Вот некоторые факты, которые мы смогли установить, прежде всего, благодаря работам семипалатинского краеведа В.Н. Кашляка.  Традиционно принято считать, что именно в честь его небесного покровителя – Святителя Митрофана, епископа Воронежского, Чудотворца, был назван правый алтарь в Воскресенском храме Семипалатинска. Однако, по видимому, это не совсем так. Дело в том, что хотя народное почитание Митрофана Воронежского началось сразу после его блаженной кончины в 1703г., прославление его, как святого, произошло только в 1832г, когда в Воронеже были обретены нетленными его святые мощи.  Мы не знаем точного года рождения Митрофана Казакова, но он, вероятно, родился значительно раньше в 10-20-х годах XIXв .

Местом рождения его была станица Семипалатинская, которая в то время уже полностью слилась с основной городской чертой Семипалатинска, став частью города.

Несколько слов можно было бы сказать и о предках рода Казаковых, опираясь на происхождение его фамилии. Известно, что иртышские казаки в основном вели свое происхождение из казачьего населения городов Западной Сибири, которых правительство направляло для службы в укрепления Иртышской пограничной линии. Вероятно, таким образом, и предки Казаковых попали в Семипалатинск. В любом случае, Митрофан казаков именуется потомственным казаком, что говорит о давности состояния его рода в среде сибирского казачества.

Какие же конкретные факты из жизни первооснователя Воскресенской церкви нам известны?

В конце 1842г. в доме урядника Сибирского Линейного казачьего войска Митрофана Казакова, служившего при Семипалатинской таможне, был произведен обыск,  в результате которого был найден контрабандный чай. «Решением Департамента Внешней торговли и Совета Министров Финансов он был обвинен в тайном провозе из-за границы байхового чая -670 фунтов (268кг.). Этот факт требует определенных пояснений. Из записок профессора В.В. Григорьева мы узнаем, что семипалатинская таможня состояла из 12 казаков во главе с урядником.  Вероятно, какое-то время на должности начальника казачьего отряда служил урядник Митрофан Казаков. Правительство России старалось использовать людские ресурсы сибирского казачество на полную мощность. Помимо своих непосредственных обязанностей по охране границы и участию в боевых действиях, на сибирских казаков возлагалась масса различных повинностей, в том числе содержание постов таможенной стражи на большей части торговых пунктов, где производилась торговля. По положению о 1846г. О Сибирском Линейном казачьем войске  в § 46 содержание таможенной стражи уже являлось обязанностью войска.

Однако особенность торговли Российской империи с Западным Китаем и Средней Азией состояла в том, что кроме легальной торговли  массовое явление приобрела контрабанда товара.  Тот же профессор Григорьев пишет: «Дабы судить о нынешней торговли России с Западными владениями Китая недостаточно руководствоваться таможенными ведомостями, по причине распространившейся на сибирской линии контрабанды…Контрабанда производимая на Сибирских местах, заслуживает особенного внимания ибо:         1) недостаток в тех местах наличных денег столь велик, что купцы, не имея оных для уплаты пошлины, решаются на контрабанду, а от сего товары теряют в цене, ибо не будучи заклеймены,  продаются дешевле;

2)         некоторые из купцов доставляют товары свои до самых берегов Иртыша и производят там торг до тех пор, пока выручат достойную сумму для уплаты пошлины, а тогда перевозят товары свои в таможню. Берег Иртыша против Семипалатинска несколько месяцев сразу бывает усеян кибитками, заваленными товарами, которые хранятся до тех пор, пока Иртыш, покрывшись льдом, предоставит более удобства к тайному провозу оных;

3)         число таможенных досмотрщиков и объездчиков недостаточно для надзора за контрабандой в обширной степи…». Общий находящийся в обороте капитал семипалатинских купцов достигал астрономической цифры в 1,5 млн. рублей! Казаки Сибирского  войска неоднократно улучались в контрабанде. Так еще в 1828г. начальник таможенного округа Короленко заявлял об усиленной контрабанде производимой казаками на линиях. В 1843г. линейных казаков, уличенных в корчемстве соли указано штрафовать, а несостоятельных сечь розгами. В 1845г. «казаки всякого состояния производят торговлю, особенно в Семиярске, не платя гильдейских денег и взносов пошлины ни за привозимые, ни за отвозимые товары». Все же правительство пыталось вести с контрабандой борьбу, а факт обнаружения незарегистрированного товара в доме служащего таможни, конечно, не мог пройти последнему даром. За нарушение служебной дисциплины М. Казаков был уволен от службы, арестован и подвергнут штрафу почти в 700 рублей, который, из-за отсутствия у урядника денег, заплатил семипалатинский купец 1 гильдии Иван Самсонов. Иван Самсонов являлся богатейшим купцом нашего города. В 1828г., являясь ещё купцом 2 гильдии, он зарегистрировал на таможне товары на общую сумму  28386 рублей, таким образом, он  был самым крупным из русских купцов, ведущих торг на свои деньги. То, что крупнейший купец согласился заплатить немалый штраф за М. Казакова, говорит лишь о том, что их, вероятно, связывали  какие-то общие (возможно коммерческие) дела.

Уволенный со службы отставной урядник начинает вести собственную торговлю. При этом он, вероятно, использовал накопленный «опыт», часто  не всегда законный. Официально он не становится купцом, т.е. не вступает в гильдию и не платит никаких взносов. Но, по существующим в то время законам, этого и не нужно было делать. Еще в 1826г.  Правительство, желая поощрить торговлю, разрешило сибирским линейным казакам  торговать в своих станицах и в городах Омске, Семипалатинске, Петропавловске, Усть-каменогорске без установленных свидетельств. А с 1853 г.  в  Сибирском казачьем войске было учреждено Торговое Общество из 200 казаков. Поступающие в Торговое Общество казаки вносили в продолжении 30 лет в войсковой капитал по 57 руб. 50 коп. каждый год и затем не несли никакой личной службы, и содержания ни от казны, ни от войска не получали. Таким «торговым казаком» являлся и М. Казаков. Кроме того, будучи грамотным человеком, он еще и занимал должность учителя в казачьей слободе Семипалатинска.

Торговые операции, проводимые будущим ктитором постройки Воскресенского храма, не являлись какими-то уж очень необычными – он поступал так, как поступало большая часть семипалатинских купцов, через  цепочку которых товары из России попадали на рынки Китая и Средней Азии, а заграничные товары, прежде всего, чай, поступали в Россию. Исследователи торговых отношений того времени отмечают огромное значение крупнейшей в России  Ирбитской ярмарки на состояние торговли в Семипалатинске.  В 1848г командующий Сибирской линии доносил генерал-губернатору Западной Сибири П.Д.Горчакову: « предоставим обозрение движения торговли: С приграничными степями и азиатскими областями через таможни здешнего округа она  имеет свои периоды, как наши купцы производят торговлю через Семипалатинскую таможню российских мануфактурных изделий и прочих произведений, бывших у них в запасе, обыкновенно отправленных в степь в январе и феврале месяцах в небольших количествах. Главнейшее же отправление таковых, или приобретенных на Ирбитской ярмарке, начинается с апреля  и продолжается до июня-июля. Взамен оных по текущему году получают товары киргизского произведения с осени до февраля месяца, которые предназначены на предстоящую Ирбитскую ярмарку…Таким образом, действие торговли через Семипалатинскую таможню идет средоточением [через] Ирбитскую ярмарку, от состояния которой зависят обороты». С торговлей на Ирбитской ярмарке был связан и Митрофан Казаков. Однако и тут его торговые операции были на гране законности. В апреле 1844г. «учитильствующий в казачьей слободке отставной урядник Митрофан Казаков привез из Ирбитской ярмарки в нескольких бочках вина и водки…», искусно обойдя законодательство по торговле спиртными напитками, правда, потом выяснилось, что в бочках не вино, а конопляное масло, но факт контрабанды был на лицо. Официально М. Казаков был обладателем довольно среднего капитала. Так в 1845г. на таможне он регистрирует товары на сумму более 4 тысяч рублей, а 1849г. на 5,5 тысяч. Для сравнения укажем, что в 1828г. усть-каменогорский купец 2 гильдии Иван Накрякин регистрировал товара на сумму 30 тыс. рублей, а тобольский мещанин Василий Горпинцев на сумму 53 932 рубля, а обороты татрских купцов вообще потрясают: казанский купец Рафик Гикаков  - 161 635рублей, семипалатинский купец Шафей Ишимов -  72 042 рубля! Но речь, как упоминалось, шла о официально заявленных товарах, остальная часть как видно шла контрабандой, в которой М. Казаков продолжал отличаться. В декабре 1849г. он вступил в торговый сговор с  купцом Абраимом Беделевым и, нарушив таможенные правила, приобрел 58 мест байхового чая. Абраимом Беделевым (Абдраим Быдлеев) являлся ташкентским купцом, постоянно живущим в Семипалатинске, его имя упоминается в списке азиатских купцов живших в нашем городе в 1842г. там же вписано имя ташкентца Рахима Быделева, возможно, брата Абраима.

Вот лишь часть известных нам событий связанных с именем этого человека – будущего строителя Воскресенского храма. Как видим, источник средств Митрофана Егоровича Казакова не всегда был праведно нажитым богатством. Но поражает другое – как распоряжался человек своими, пусть не очень честно заработанными деньгами.

Свои деньги Митрофан Егорович не тратил только на себя, только на удовлетворение своих страстей.  Часто бывает, что людям виднее как человек грешит, но не видно как он кается. То, что М. Казаков построил на свои средства храм, возможно, было видимой частью его раскаяния в неправедных поступках, желанием загладить свою вину перед Богом и людьми.  Архивные документы сообщают нам о том, что Воскресенская церковь была построена «тщанием отставного урядника Митрофана Казакова на собственный счет». Церковную утварь и все необходимое для церкви М. Казаков также покупал на свой счет. В Воскресенском соборе Семипалатинска доныне сохранилась икона Святителя Николая, на оборотной стороне которой есть надпись «Митрофану Казакову».

Митрофан Егорович Казаков оставил о себе память в истории Семипалатинска не только построением Воскресенского храма, но и большими работами по благоустройству города Семипалатинска. Именно ему город обязан созданием  одного из первых парков – знаменитого рукотворного «Казакова сада». Знаменит этот сад не только тем, что это было одно из первых городских зеленых насаждений, но и тем еще, что в нем проводил жаркое семипалатинское лето, находившийся тут на службе после Омской каторги великий русский писатель Ф.М. Достоевский. Подробное описание этого сада осталось в воспоминаниях современника и друга Достоевского А.Е. Врангеля. Сад находился на самой окраине Казачьей слободы, к северо-западу от города, недалеко от военных лагерей.

«Дача эта принадлежала богатому купцу-казаку и именовалась "Казаков сад"… В начале апреля мы с Федором Михайловичем переехали в наше Эльдорадо — в "Казаков сад". Деревянный дом, в котором мы поселились, был очень ветх, крыша текла, полы провалились; но он был довольно обширный, и места у нас было вдоволь. Конечно, мебели никакой — пусто, как в сарае. Большое зало выходило на террасу, перед домом устроили мы цветники. Одна большая аллея прорезала весь сад с старыми деревьями. Цветущих кустов никаких: сирени, жасмина, роз — в Семипалатинске тогда и не видывали. Был у нас и огород, который дал нам тоже массу овощей, доселе тоже неведомых в стране. Среди сада находились ключи чистейшей студеной воды и было вырыто три водоема, в которых я держал стерлядь и маленького осетра, чтобы иметь под рукою рыбу для стола. Раков в то время во всей Сибири не водилось. При доме были конюшни, сараи и обширный двор. Все это обнесено высоким дощатым забором, а весь сад и огород высоким частоколом. Усадьба наша расположена была на высоком правом берегу Иртыша, к реке шел отлогий зеленый луг. Мы тут устроили шалаш для купанья; вокруг него группировались разнообразные кусты, густые заросли ивы и масса тростника. То там, то сям среди зелени виднелись образовавшиеся от весеннего разлива пруды и небольшие озерки, кишевшие рыбой и водяной дичью. Купаться мы начали в мае».  Ф.М.Достоевский и А.Е. Врангель провели в «Казаковом саду» вероятно лето 1855года, к этому времени  сад был уже наполнен «старыми деревьями». Домик, в котором жили писатель с другом, был «очень ветх». Все это говорит о том, что сад был заложен Митрофаном  Егоровичем  давно.

Заслуги М.Е. Казакова перед городом были должным образом отмечены. На заседании Городской Думы, которое состоялось 2 сентября 1898г. был поднят вопрос о присвоении названий некоторым доселе безымянным городским улицам. Вследствие принятого тогда решения одна из улиц в Казачьей слободе стала именоваться «Митрофаньевской», в честь знаменитого городского мецената, купца-благотворителя – Митрофана Егоровича Казакова. Впоследствии эта улица была переименована в улицу имени Парижской Коммуны, а затем название еще раз поменялась, ныне это улица Кульжановых. 

Андриенко С.Е.

ПОКЛОНЮСЬ КО ХРАМА


СВЯТОМУ ТВОЕМУ...





Здесь вы узнаете о людях, которые трудятся  и служат в нашем храме, взгляните на жизнь храма как бы изнутри.





Единым духом






Трудясь молюсь





От славы мира к Богу...





Как дома







Та же мучка...






ЖИЗНЬ НАШЕГО ПРИХОДА



Статистика

счетчик посещенийраз смотрели эту страницу с 15 мая 2013 года

ПОИСК  ПО САЙТУ



ПОДЕЛИТЬСЯ