ПРИХОДЫ БЛАГОЧИНИЯ

СЕМИПАЛАТИНСКИЙ церковный округ



КАРТА приходов



ХРАМЫ СТАРОГО ГОРОДА


Погибшие Храмы Семипалатинска




Их было много в нашем городе - храмов, свечами взметнувшихся в прииртышское небо и несших людям свет Православной веры. Ставились они основательно, на века, разрушены же были почти в одночасье злой волей человеческой.


Церковь во имя Преподобных Антония и Феодосия Печерских

Знаменский собор

 Александро-Невская церковь

Никольская церковь

Благовещенская церковь

и другие...

СТАТИСТИКА

 счетчик посещенийраз смотрели эту страницу с 15 мая 2013 года

ПОИСК


ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ

Не в долговечности честная старость и не числом лет измеряется: мудрость есть седина для людей, и беспорочная жизнь - возраст старости….

Достигнув совершенства в короткое время, он исполнил долгие лета; ибо душа его угодна была Господу, потому и ускорил он от среды нечестия.

А люди видели это и не поняли, даже и не подумали  о том, что благодать и милость со святыми и промышление Его об избранных Его.

(Прем. Солом. 4. 7-8,  13-15.)


ЖИЗНЕОПИСАНИЕ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА ВИКТОРА КЛИМОВА, ПРЕСВИТЕРА СЕМИПАЛАТИНСКОГО

(память 22 ноября) 


17 апреля 1889 года в станице Семиярской Семипалатинской области (ныне территория Павлодарской области Республики Казахстан) в семье чиновника Степана Климова родился сын. Этот день пришелся на понедельник второй недели по Пасхе, то есть день между Фоминым воскресением и Радоницей. 18 апреля Православная Церковь отмечала память мучеников Виктора, Зотика, Зинона, Акиндина и Севериана (303), в честь мученика Виктора и был назван младенец.

Его родители были православными и издавна жили в этих местах. Мать его,  урожденная Солдатова Мария Андреевна, происходила из сибирских казаков, родилась она г. Омске, а отец  Степан Климов был почтовым чиновником,  и видимо, в станице Семиярской  проходил службу, когда там родился сын   Виктор. Кроме Виктора у Климовых были и другие дети: старший брат Николай и сестры Ольга и Анна. Всем детям  родители постарались дать хорошее образование: брат Виктора Николай был священником, служил в г. Томске и там принял мученическую кончину от богоборцев, он был расстрелян 30 марта 1930 г. Сам Виктор поступил в Томскую духовную семинарию, которую окончил в 1909г. По окончании семинарии Виктор Климов некоторое время работал в Семипалатинске, занимая должность учителя словесности в мужской гимназии. Любовь к русской классической литературе была пронесена о. Виктором через всю его жизнь. По воспоминаниям дочери Галины, у отца дома были огромные стеллажи, заполненные книгами до самого потолка, в основном это были собрания сочинений русских авторов-классиков.  

Через год по окончании семинарии, в 1910г., Виктор Климов познакомился с, приехавшей из уездного города Павлодара, на курсы кройки и шитья, девицей Любовью Васильевной, которая происходила из семьи местного  чиновника. Молодые люди полюбили друг друга и в 1911г. они обвенчались. 29 ноября 1912г. у них родилась дочь Нина.

Приближались тяжелые времена для Российского государства и для Русской Церкви.  2 марта (15 марта) 1917 г., Государя Императора Николая II вынудили отречься от престола, в стране была установлена власть Временного правительства. Но, однако, события февраля-марта 1917 г. были лишь началом краха Православной государственности -  25 октября (7 ноября) в Петрограде происходит вооруженный переворот и  к  власти приходит партия большевиков.


На фото: будущий священник Виктор Климов с невестой


К этому времени  город Семипалатинск являлся центром  епархии, в городе  было несколько православных храмов, но священников было недостаточно, поэтому в1917г. учителю Виктору Климову, как человеку, имеющему семинарское образование, было предложено принять сан священника. Рукополагал о. Виктора первый семипалатинский епископ Киприан, викарий Омской епархии Первоначально о. Виктор служил в Знаменском кафедральном соборе, а затем он был назначен настоятелем Воскресенской казачьей церкви в Казачьей слободе Семипалатинска. Воскресенская Церковь, построенная усердием казачьего урядника Митрофана Казакова в 1860г. была небольшим трехпрестольным собором. Это была церковь на окраине города, приход церкви охватывал казачье население старого Семипалатинска, а так же жителей поселков по Иртышу, где  тоже жили казаки Сибирского казачьего войска. Воскресенский храм был знаменит тем, что тут долгое время служил, и в 1897 г. был погребен священник Евфимий Владимиров, которого православные семипалатинцы очень любили и почитали, как прозорливого батюшку и молитвенника обо всем городе. Семья о. Виктора Климова поселилась в большом приходском доме.

В обязанности священников Воскресенского храма входило окормление православных жителей поселка Озерки. Отец Виктор часто ездил в Озерки. По воспоминаниям дочери Галины,  у него были сани и большая лисья шуба - таким образом, батюшка мог добраться по заснеженной степи до своей паствы, которая знала и горячо любила своего пастыря. В Озерках стоял храм во имя Святителя и Чудотворца Николая  построенный местными жителями в 1912г. О. Виктор Климов служил тут литургию и совершал  различные службы по просьбе прихожан, для этого он возил с собой требный крест. Обычно такие кресты бывают изготовлены из металла, но перевозить зимой в руках этот крест было сложно, так как на морозе металл сильно обжигал руки о. Виктора, держать же крест в рукавицах или сумке батюшка не считал для себя возможным. Поэтому по его просьбе изготовили специальный  деревянный требный крест. Этот крест сохранился в семье внучки о. Виктора Перменевой Н.В. до настоящего времени.

5  марта 1914 у о. Виктора рождается дочь Галина, 13 марта 1916г. сын Георгий, а 21 августа 1921г. сын Михаил. Кроме того, еще один ребенок о. Виктора и матушки Любовь Васильевны дочь Татьяна умерла в младенчестве. В семье о. Виктор старался насадить христианские нравы,  по словам апостола Павла,  Божий служитель должен быть «хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью; ибо, кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией?»  (1 Тим. 3. 4-5.)

Семья Климовых была большая и дружная. По примеру отца, в доме любили читать, было много  духовной и художественной литературы, в основном классиков. Позднее практически все книги  пришлось продать, чтобы была возможность уплатить налоги, которые Советская власть накладывала на священнослужителей. Однако, некоторые из этих книг, с пометками о. Виктора, до сих пор,  сохранились у внучки батюшки, ныне живущей в Семипалатинске. Часто после службы в дом приходили гости, и матушка Любовь Васильевна угощала всех обедом. Большая дружба была у о. Виктора со священником Нестором Прокопьевич  Паниным. Семья священника Нестора Панина часто приходила к Климовым, особенно на Рождество или Пасху. По воспоминаниям жены Любовь Васильевны и дочери Галины, о. Виктор  был человек большой светлой души, любой спор, любую натянутость он старался перевести в шутку.

Шли годы, дети росли. Старшая дочь Нина работала счетоводом, вышла замуж, Галина училась на чертежницу, Георгий  - на  бухгалтера. Но спокойно работать и учиться детям не давали - они были детьми человека враждебного Советской власти класса, детьми священника. Семью о. Виктора держали в постоянном напряжении. Очень часто, детей вызывали в органы ВЧК по месту работы или учебы, и там бывали разговоры примерно такого содержания - после выяснения (обязательно каждый раз заново, хотя чекисты прекрасно были осведомлены) фамилии, имени и отчества, года рождения, адреса и других паспортных данных, задавался вопрос: «Ваш отец, Климов Виктор Степанович, является служителем культа?». Ответ: «Да, является». «Ну, хорошо, идите». Через некоторое время все повторялось вновь. Всем было ясно, что тучи над о. Виктором сгущаются.

По меткому выражению  Н. С. Лескова жизнь для отца Виктора закончилась, и началось житие. Советская власть первоначально не запрещала священникам служить и совершать требы. Но на них, как на социально-враждебный Советской власти класс, были установлены   колоссальные денежные налоги, чтобы уплатить которые семья Климовых распродала почти все имущество, в том числе и книги. Семья была вынуждена оставить большой приходской дом. Батюшка, с семьей, поселился в крохотном домике,  состоящем из комнаты с кухней, по ул.  Советская 115 (бывшая Большая Владимировская). Рядом жила семья священника Феодора Чичканова. По воспоминанию Антонины Федоровны Чичконовой (дочери о. Феодора), выйдя во двор дома, можно было очень хорошо рассмотреть купола Воскресенского собора. Между дворами, где жили священники, была только небольшая изгородь, что не мешало семьям общаться друг с другом. 

Но, даже доведя православное священство до нищеты, большевистская власть не смогла успокоиться на этом. В 1922 начинается, под видом помощи голодающим  компания по изъятию церковных ценностей. 19 мая 1922г. Семипалатинская губернская комиссия по изъятию ценностей посетила Воскресенскую церковь. Было ясно, что храм разделит судьбу большинства  российских церквей. Была составлена опись изъятых вещей из Воскресенской церкви общим весом 38 фунтов 80 золотников. При этом присутствовал и священник данной церкви – о. Виктор Климов.  

Анкета на служителя культа священника Виктора Климова


Кроме т.н. «изъятия ценностей» советская власть начала проводить политику по расколу Русской Православной Церкви. В августе 1922г. в Москве закончился съезд "Всероссийской Живой Церкви". Гнилостное движение обновленцев, известное в Русской Церкви еще с начала XX в., приобрело при большевиках подлинный размах. Ныне, после раскрытия некоторых секретных  архивных материалов, не является секретом то, что движение обновленцев было санкционировано и финансировалось органами ВЧК, а так же лично Л.Д. Троцким. Целью чекистов было расколоть единую Православную Церковь на множество враждующих и независимых групп. Как видно принцип "разделяй и властвуй" был прекрасно освоен большевиками. В эти годы епископ Семипалатинский Киприан повел очень взвешенную и мудрую политику. Во время изъятия церковных ценностей епископ обратился к семипалатинской пастве с призывом мира и спокойствия, чтобы предотвратить возможные провокации и не допустить  массового закрытия православных храмов. В результате мир в городе был сохранен.

Тогда, следуя общероссийскому сценарию, большевики решили расколоть Семипалатинскую Церковь. Вскоре в город прибыл обновленческий уполномоченный "епископ" Николай. В городе назревал церковный раскол. Понимая, что с обновленцами предстоит  тяжелая борьба и, не желая допустить раскола Православной Церкви в Семипалатинском викариатстве, епископ Киприан решился на своеобразный тактический ход. Он формально признал главенство обновленческого синода в Омске,  а сам, тайно, стал готовить православных к тому, чтобы на Поместном Соборе в Москве поддержать патриарха Тихона. Для этого в Никольском соборе епископ стал проводить частые собрания  противников обновленчества. Но, согласно действующему законодательству, религиозные собрания должны были проводиться только с разрешения властей и в присутствии их представителей.

Притом, что власти открыто, поддерживали обновленцев, частое проведение собраний было  невозможно, и епископ Киприан решился на тайные собрания. Неизвестно сколько собраний епископу удалось провести, но в декабре 1922г. семипалатинская газета "Степная Правда" опубликовала  статью "Арест черносотенцев". В ней говорилось: "4 декабря в ГПУ поступило сообщение, что в Никольском соборе происходит какое-то тайное собрание при закрытых дверях. ГПУ выяснило, что собрание действительно происходят, и присутствует  около 70 человек местных попов (священников - ред.)  и граждан. После чего все инициаторы (12 человек: 8 попов и 4 граждан) были задержаны. Выяснено, что собрание проводил священник Правдин, правая рука Киприана, безусловно, с ведома последнего,  и благочинным Климовым…". 

О. Виктор Климов, как  человек понимающий к чему может привести обновленчество, и к чему приведет раскол в Церкви, естественно, поддержал инициативу епископа Киприана, даже, как видно, участвовал в проведении тайных собраний. В результате действий ГПУ был организован процесс, на котором архиепископ Киприан, протоиерей Акиндин Правдин  и еще двое православных мирян. Были осуждены и высланы из области. С о. Виктора была взята подписка  о невыезде. 5 марта 1923г. состоялось заседание коллегии отдела управления Семипалатинского Губисполкома, которому были переданы для наказания дела обвиняемых не репрессированных вместе с епископом Киприаном. Было принято решение "Перечисленных лиц (в их числе были о. Борис Герасимов, о. Нестор Панин и о. Виктор Климов) подвергнуть денежному штрафу в размере 500 рублей знаками 1923г. каждого". В начале 20-х годов власти еще опасались проводить массовые репрессии священнослужителей и ограничились штрафами, к тому же антисоветскую направленность собраний установить, тогда, не удалось. Священники и миряне на допросах свидетельствовали, что  собрания направлены против обновленцев. Однако Советская власть не забыла о. Виктору его участия  в этих собраниях…

Прошло несколько лет,  многое менялось, но отношение богоборческой власти к Православной Церкви оставалось неизменным, Различными ухищрениями  власти добились закрытия в апреле  1929  Александро-Невского храма, в ноябре того же года  была закрыта Благовещенская церковь. 

В 1931 г. был закрыт Знаменский собор, а в 1936 -Никольский. Единственным  православным храмом оставался к 1936 г. Воскресенский собор, где сосредоточились все православные священники города. В сентябре 1936г. в Семипалатинск,  по благословению митрополита Сергия (Старгородского), прибыл архиепископ Александр (Щукин), это был человек подвижнической жизни, кроткий, но твердый исповедник Православия, верный сторонник патриарха Тихона.

О. Виктор, как и многие другие православные священники Семипалатинска, служил в Воскресенском соборе, настоятелем которого, к тому времени, был, известный далеко за пределами Семипалатинска, маститый протоиерей о. Борис Герасимов - выдающийся ученый-краевед и исповедник Христовой веры.  1937 г. отмечен новой волной репрессий в СССР против Православной Церкви. Чекисты в Семипалатинске решили нанести последний удар по Православию в городе. 22 августа 1937г. газета "Прииртышская Правда", готовя общественное мнение для будущих арестов, перепечатала из "Известий"  статью Б. Кандидова  "Шпионы в рясах", где Церковь обвинялась в шпионской и диверсионной деятельности  против Советского государства. Автор требовал от "каждого гражданина следить за теми церковниками, которые используют Церковь в прямой вред государству". Вскоре после выхода газеты, органы  НКВД арестовали архиепископа Александра и игуменью Екатерину,  последнюю настоятельницу женского монастыря на Святом Ключе. 28 августа 1937г. был арестован настоятель Воскресенского собора протоиерей Борис Герасимов. Архиепископ Александр, после двух месяцев допросов, был расстрелян 30 октября 1937, не признав себя виновным, и не оклеветав никого. Власти начали прорабатывать версию существования в Семипалатинске  шпионской церковной организации.

В ноябре начались аресты священников. 17 ноября 1937г. в 2 часа ночи в дом священника Виктора Климова постучали. Проснулись жена Любовь Васильевна и дочь Галина. Так поздно могли прийти только люди из НКВД. Галина подошла к постели спящего отца и позвала: "папа, вставай, пришли…" Матушка тихо плакала. Отец встал, сказал: "Да, да сейчас". Вошел человек в штатском, спросил: "Вы Климов Виктор Степанович? Собирайтесь": Утром матушка пошла в тюрьму с передачей. Но передачи не брали, никаких известий о о. Викторе не было. По городу шли аресты священников 17 ноября арестовали протоиерея Нестора Панина, 19 ноября протоиерея Феодора Чичканова… Всего было арестовано 17 священно- и церковнослужителей. В архиве КНБ г. Семипалатинска сохранились материалы этого дела. Из них следует, что священников Воскресенского храма арестовали и обвиняли "в проведении на протяжении ряда  лет  активной  контрреволюционной деятельности путем агитации среди населения,  распространении разных клеветнических слухов о мероприятиях Советского правительства и партии, собирали  сведения  шпионского  характера  о настроении  населения".

Судебный процесс  по делу священников прошел в полном соответствии  с законами Советской власти, то есть с отсутствием всякой законности. Например, протоиерея Феодора Чичканова  арестовали 19 ноября 1937г. В этот же день был один-единственный допрос, затем (в тот же день) суд и 22 ноября расстрел. Отец Виктор так и не признал себя виновным ни в одном из предъявленных обвинений. Постановлением Тройки УНКВД по ВКО от 19 ноября 1937г по делу № 515.  Протоиерей Борис Герасимов, как активный член и руководитель, остальные священники: протоиерей Нестор Панин, протоиерей Феодор Чичканов, священник Виктор Климов и священник Константин Черепанов, как члены контрреволюционной шпионской организации церковников  приговорены к высшей мере наказания - расстрелу. Приговор приведен в исполнение 22 ноября 1937г. в 2 часа ночи, в г. Семипалатинске. Место погребения так и осталось неизвестным.

Родным и близким убиенных батюшек ничего не сообщали. Лишь однажды матушке о. Виктора сказали: "сослан, без права переписки". Долго ждала матушка Любовь Васильевна своего мужа. Писала письма, делала запросы. Спустя много лет, в 1956г. было выдано свидетельство о смерти: "Климов Виктор Степанович умер 30 марта 1945г. Причина смерти: двухстороннее воспаление легких".

Тогда же в 1956г. постановлением Президиума Семипалатинского областного суда от 31 марта 1956г. решение тройки УНКВД от 19 ноября 1937г. было отменено, а уголовное дело прекращено за недосказанностью обвинения. Это был первый этап реабилитации. Заключением прокурора  Семипалатинской  области  от  25  апреля 1989г. осужденные попадали под действие ст. 1. Указа ПВС  СССР  от 16 января 1989г. «О дополнительных мерах по восстановлению  справедливости в отношении жертв репрессий, имевших  место  в  период 30-40х. и нач. 50х. гг.». Все убиенные священники были окончательно реабилитированы.

Священник Воскресенского храма о. Виктор Климов принял мученический венец о рук богоборческой  власти. Но, телом погибнув в тяжких страданиях за имя Христово, он духом предстоит, ныне, престолу Божию, молясь за свой храм и за всю Церковь вместе с миллионами новомучениками и исповедниками XX в. Священномученик Киприан, епископ Карфагенский писал: "Смерти должен бояться  только тот, кто, не будучи возрожден водою и Духом, готовит себя в жертву пламени геенскому, кто не огражден крестом и страданием Христовым, кто через смерть первую препровождается ко второй". Святая Церковь  всегда  почитала память святых мучеников  и исповедников за имя Христово. Прп. Раввула, епископ Эдесский (ок. 530) посвящает им такие слова: "О благословенные мученики! Вы явились мысленными гроздями, от которых вином подкрепилась Церковь. О славные и божественные светы, которые с радостью противостали всяким мукам и своею доблестью победили и посрамили безбожных тиранов. Честь той Силе, которая укрепила вас на ваши подвиги! Бог, Который пришел для избавления Своих созданий, да умилосердится над нами! Когда святые пришли и возлегли у трапезы страданий, то они все испили от того сока, который выжал на Голгофе иудейский народ, и изучили скрытые тайны дома Божия. Поэтому мы, хвалебно воспевая, говорим: "Похвален да будет Христос, Который напоил Святых мучеников кровью из Своего ребра!"". Вся жизнь о. Виктора была исполнена  стремлением к Богу: он принял священство в 1917г., не убоявшись грядущих страшных событий, мужественно боролся с обновленцами и, наконец, удостоился от руки Вседержителя венца мученика. Апостол Павел обращаясь к христианами писал им: "Только живите достойно благовествования Христова, чтобы мне, приду ли я и увижу вас, или не приду, слышать о вас, что вы стоите в одном духе, подвизаясь единодушно, за веру Евангельскую, и не страшитесь ни в чем противников: это для них есть предзнаменование погибели, а для вас - спасения. И сие от Бога, потому что вам дано ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него. (Флп. 1. 27-29)

На заседании Священного Синода Русской Православной Церкви 29 декабря 2000г. иерей Виктор Климов был причислен к лику святых.


Воспоминания внучки священника Виктора Климова

Сохранился письменный стол и кресло, в котором сидел мой дедушка, а так же его деревянный крест и книги. А еще сохранилась память. По рассказам матери и бабушки, память о добром, любящем, заботливом отце и муже, прожившем всего 48 лет, и оставившем о себе светлую память.

КАРТА ПРИХОДОВ СЕМИПАЛАТИНСКОГО БЛАГОЧИНИЯ