ПРИХОДЫ БЛАГОЧИНИЯ

СЕМИПАЛАТИНСКИЙ церковный округ



КАРТА приходов



ХРАМЫ СТАРОГО ГОРОДА


Погибшие Храмы Семипалатинска




Их было много в нашем городе - храмов, свечами взметнувшихся в прииртышское небо и несших людям свет Православной веры. Ставились они основательно, на века, разрушены же были почти в одночасье злой волей человеческой.


Церковь во имя Преподобных Антония и Феодосия Печерских

Знаменский собор

 Александро-Невская церковь

Никольская церковь

Благовещенская церковь

и другие...

СТАТИСТИКА

счетчик посещенийраз смотрели эту страницу с 15 мая 2013 года

ПОИСК


ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ


История взаимообщения  казахского и русского народов уходит корнями в глубокую древность. Наши предки, общаясь, друг с другом в течение многих веков прекрасно находили общий язык. Россия, волею исторической судьбы, традиционно являлась государством, в равной мере обращенным на Запад и на Восток. Еще со времен Древней Руси контакты восточных славян с кочевыми тюркскими народами  имели многогранный характер. Сознание древнерусского человека никогда не воспринимало восточных соседей за людей второго сорта. Пресловутая «борьба леса со степью» - историческая теория о несовместимости и взаимном антагонизме кочевников и земледельцев, в свете новейших достижений науки, выглядит как гипотеза, не имеющая реального подтверждения  фактами. Характеризуя контакты жителей Древней Руси и Великой Степи, великий русский историк Л.Н. Гумилев указывал: «Слияние народов, т.е. интеграция этносов, было никому не нужно, так как русичи не хотели жить в водораздельных степях, без реки и леса, а половцам в лесу было бы слишком трудно пасти скот. Но в телегах, топорищах, посуде половцы нуждались, а русским было удобно получать по дешевым ценам мясо и творог.

Обменная торговля, не дававшая наживы, связывала степняков и славян лесостепной полосы в экономико-географическую систему, что и вело к оформлению военно-политических союзов». 

Епископ Сергий (Петров)

Первым начальником Киргизской Православной Миссии был архимандрит, впоследствии епископ, Сергий (Петров)... дальше

Монгольское завоевание XIII в. впервые соединило  в одном государстве земли современной России и Казахстана. Взаимопроникновение культур с того времени, стало  еще более обширным: русские люди поселялись в поволжских золотоордынских городах, встречались они и в других восточных областях. Даже в районе современного Пекина располагался русский полк, несший охрану монгольской династии в Китае. Выходцы из степных народов, в свою очередь селились на Руси, обзаводились семьями, поступали на государственную службу, и порой занимали высокие чины в русских княжествах. В результате усобиц Джучиев улус распался на несколько независимых государств, из которых наиболее возвысился один из осколков - Московское княжество, постепенно объединившее не только русские земли, но и, почти все, области бывшей Золотой Орды (Джучиева улуса). Так образовалась Российская Империя, включавшая в свой состав различные европейские и азиатские народы.

***

В 1828 году Святейший Синод  учредил для просвещения туземцев в Сибири специальную миссию в составе Тобольской епархии и обратился к миссионерам с призывом добровольно отправиться  на восточные рубежи России. На этот призыв откликнулся архимандрит Макарий (Глухарев), живший в одном из монастырей Центральной России.  Как только Макарий узнал о необходимости в миссионерах,   то он, несмотря на то, что был, по выражению одного автора, «маленьким, хилым, даже болезненным - типичным аскетом-интеллектуалом» тотчас вызвался на миссионерское служение и решил ехать в Сибирь.

Первоначально архимандрит Макарий решил заложить первый камень будущей миссии среди киргиз (казахов) Кокчетавского округа, кочевавших за Петровской линией, однако генерал-губернатор Западной Сибири И.А. Вельяминов отказал архимандриту Макарию в пропуске через линию, сославшись на бюрократические препоны в этом деле.   Тогда  св. Макарий избирает для своего служения наиболее трудное место устремясь с двумя товарищами в район Алтайских гор для проповеди Евангелия кочевникам-алтайцам. Для полноты свидетельства своей веры миссионеры договорились об общем пользовании всем имевшимся у них имуществом. И дело здесь  было не только в соблюдении монашеского обета нестяжания, а в «способе достижения совершенного единодушия». Это единодушие виделось как неотъемлемая часть евангельской проповеди. «Миссия должна быть, прежде всего, свидетельством единства».

Св. Макарий, по традиции ранних православных миссионеров, начал с изучения языков местных алтайских народов. Посещая стойбища кочевников с целью собрать сведения об их языках, он использовал любую возможность проповедовать Евангелие. Но усилия его были напрасными. Люди не реагировали на проповеди. Здесь естественно задать вопрос: не следовало ли прекратить миссию, сделав заключение, что эти племена еще не готовы к принятию христианского благовестия? Не желая, как он сам говорил, «судить о неготовности одного народа принять вселенскую веру в Иисуса Христа», св. Макарий твердо верил, что среди тех, с кем он жил и трудился, были и люди Господа. «Не существует народа, - горячо говорил он, - из среды которого Господь не избрал бы Себе Своих людей; нет такой глубины неведения и тьмы, куда не смог бы проникнуть Господь».

Поэтому вместо того, чтобы оставить миссионерскую деятельность, он изменил свой подход к ней. Осознавая неадекватность словесной проповеди, он стал просто слугой кочевников. Выражая самой жизнью основы веры, св. Макарий стремился стать для окружающих примером, по крайней мере, в двух областях: медицине и гигиене. Что касается медицины, он ввел в обиход профилактические мероприятия и сам осуществлял лечебную практику, борясь с оспой и другими опасными заболеваниями, которые буквально выкашивали местное население. В области гигиены он не ограничивался словами о том, что приносит вред. Этот «маленький, хилый, даже болезненный» человек сам входил в жилища и убирал их. Это символическое действие фокусирует в себе то миссионерское богословие, которое осуществлялось св. Макарием на практике. Подметать пол, как это делал бы смиреннейший раб, значило уподобляться Христу, свидетельствовать о Нем способом, более доходчивым, чем слова. Постепенно, такая проповедь начала приносить плоды, алтайцы, видя, что Макарий не ищет от них какой-либо выгоды, но что он исполнен к ним братской любовью, начали ему доверять.

Исследователи Алтайской миссии отмечают, что «алтайские миссионеры не только проповедовали Евангелие Христово людям, не только устраивали храмы, приходы и монастыри, но и создали письменность для народов Алтая и Горной Шории, одарили их книгами на родном языке, строили школы и библиотеки, лечили своих подопечных, защищали их  от произвола чиновников и нечистых на руку  торговцев, обучали ремеслам и огородничеству, знакомили с русской культурой и благодаря бережному отношению к языкам и национальным традициям коренных жителей Алтая и Горной Шории содействовали становлению их национальной культуры. Следует сказать, что всё первое поколение алтайской и шорской интеллигенции - учителя, врачи, писатели, художники -  были исключительно или воспитанниками миссионерских школ, или детьми алтайцев-миссионеров, или бывшими сотрудниками Алтайской Духовной Миссии».

Миссионеры, создав письменность на алтайском языке, собирали и записывали народные сказания, исторические легенды, поэтические и литературные произведения местного населения. Так сформировался литературный алтайский язык, а вокруг него из отдельных родовых групп сложился  единый алтайский народ (алтай-кижи). Миссия на Алтае действовала с 1830 по 1919гг. За это время было построено тридцать миссионерских станов, более сорока храмов, 90 школ, при каждой из которых действовала библиотека, на алтайском языке выходили книги. Миссия имела свою врачебную службу в лице фельдшеров и оспопрививателей. Самое главное богатство Миссии составляли люди - подвижники, стремившиеся поддерживать традиции основателя Миссии - архимандрита Макария. Одной из заслуг Алтайской Миссии является то, что удалось раскрыть талант многих жителей Алтая, среди которых появились литераторы, врачи, художники. Одним из первых алтайцев трудившихся в Миссии был Михаил Чевалков, достигший  сана протоиерея, высшего звания для белого священства в Православной Церкви. Ему принадлежат  многие литературные произведения среди которых особо выделяется его "Памятное завещание" и, составленное в стихотворной форме "Наставление детям моим - наследникам".

Наставление детям моим - наследникам.

Пусть будут уроком для них эти слова,

Пусть будут наставлением от рода до рода.

Не выходи на брань, держа в руках петлю,

Чтобы не попасть тебе в беду, которой не забыть.

Не выходи на ссору, держа в руках нож, -

И не будешь плакать, попавши под дело.

Щекотливый язык держи за оградой-

И не будешь горевать, попавши в беду

Держи язык свой под гортанью -

И не будет тебе стыдно и на вешнем льду.

Не давай свободы - воли языку на тихом плесе -

И не будешь моргать глазами и плакать.

Не многословь горько - и не придет после страх на тебя.

Не клевещи на человека - и не будешь после печалиться.

Да не исходит из уст твоих нечистое слово -

И не будешь предан великому мучению.

Сквернословие не любит Бог

И предаст его мучению, из которого не выйти.

***

Наряду с алтайцами и тувинцами, территория Южного Алтая с давних пор заселялась казахами, которые переселялись сюда из долины Бухтармы в 60-70-х гг. XIX в. Казахи на территории Алтая жили в Чуйской степи, в долине р. Чуя , арендуя земли у местных теленгитов. В 1866 г. группа казахов обосновалась в Черно-Ануйском стане Алтайской духовной миссии. Они приняли православие и осели в селах Черный Ануй и Тадрала. Местные алтайцы с неудовольствием встретили пришельцев и пытались с помощью суда их выселить. Только заступничество Миссии предотвратило выселение казахов из Алтая. В 1891 г. казахи уже прочно осели на новом месте и просили образовать для них отдельную административную управу по образцу управ для прочих народов Алтая. В 1898 г. в Черном Ануе насчитывалось 74 русских хозяйств, 105 казахских и 6 алтайских. Хозяйственные вопросы решались в селе на совместных сходах двух общин. В конце XIX в. крещеные казахи нашли свое место в селениях Горного Алтая в качестве ямщиков (пос. Келей и др.) Постепенно деятельность Алтайской Миссии  распространилась на казахов Алтая. В 1871г. в месте компактного  проживания алтайских казахов был основан Кош-Агачский миссионерский стан.


В 1880 г. руководитель Алтайской миссии архимандрит Владимир (Петров) объехал район Семипалатинска и доложил Святейшему Синоду о необходимости миссионерства среди казахов.В 1882 г. Синод позволил открыть Киргизскую миссию, как часть Алтайской,миссионером был назначен священник Филарет Синьковский. Личность этого человека заслуживает внимания. Он родился около 1847 года в Таврической губернии. В 1867 году окончил Херсонскую духовную семинарию и 26 сентября возведен в сан иерея. 19 октября 1875 г. о. Филарет был  назначен миссионером Алтайской Миссии и определен к Черно-Ануйскому отделению этой Миссии. Как уже упоминалось, именно в этом районе жили перекочевавшие на Алтай казахи, о. Филарет воспринял переселенцев всей широтой своей души. Именно благодаря его усилиям казахи не были выселены из Алтая, чего усиленно добивалось местное население. Поэтому, когда была образованна Киргизская Миссия, то о. Филарет, как человек имевший опыт общения с казахами, и как человек, которому казахи оказывали доверие, был избран 10 апреля 1882 г.на должность миссионера этой Миссии. О. Филарет служил в Миссии, не изменяя заветам преподобного Макария (Глухарева). Много  усилий он приложил к сближению русского и казахского народа. 12 июля 1890 г. о. Филарет был пострижен в монашество и получил имя Владимира,  а 21 ноября возведен в сан игумена и определен помощником начальника Алтайской и Киргизской миссий. В 1891 г. игумен Владимир (Филарет Синьковский) был назначен начальником Алтайской и Киргизских миссий,. 18 августа 1891 г.   он был рукоположен в епископа Бийск ого. Впоследствии епископ Владимир (Синьковский)  управлял Донской епархией, скончался он, окруженный уважением в Москве в 1917г.


Вскоре после основания Киргизской Миссии ее деятельность переносится на районы современного Казахстана. Важнейшим местом деятельности миссионеров становится Семипалатинск. Семипалатинск в XIX в. представлял собой крупный торговый центр, где сходились караванные пути из Сибири в Среднюю Азию и из Центральной России в Китай. На левом берегу Иртыша, напротив Семипалатинска в 1829г.были построены две торговые слободки - ставшие основой Заречной слободы. Большинство населения Заречной слободы составили казахи, переставшие кочевать и занявшиеся торговлей, а также татары и «ташкентцы» (узбеки). Население слободы быстро росло. По данным 1879г. население слободы состояло из 2 749чел., из которых  2702 человека были мусульманского вероисповедания, а 47 православного.

В 1894г. в жизни Киргизской Миссии произошли достаточно сильные перемены. Вот что было указано в  «Отчёте об Алтайской и Киргизской Миссиях за 1894 год»: «В начале отчётного года епархиальным и миссионерским  начальством был возбуждён вопрос об образовании самостоятельной Киргизской миссии путём отделения её от Алтайской. Вопрос этот возник ещё в 1892 году <...> Представители этой администрации, вообще весьма сочувственно  относящиеся  к  делу  миссии,  сами выражают пожелания,  чтобы, во-первых,  Киргизская миссия сделана была самостоятельною,  во-вторых, чтобы центральный /главный/ стан был основан или в самом г. Семипалатинске или в находящейся за Иртышём его части, в так называемой, Заречной Слободке. Действительно, Семипалатинская Заречная Слободка, по своему географическому положению,  может  быть  центральным пунктом, так как находится приблизительно на равном расстоянии как от существующих уже станов Томской епархии,  так и от предполагаемых к открытию в пределах будущей Омской епархии.  Кроме того, Семипалатинск представляет главный административный и торговый центр края, куда во множестве съезжаются киргизы со всех концов обширной степи. В Заречной Слободке насчитывается до трёх тысяч осёдло  живущих киргизов,  не  считая татар и сартов (узбеков - А.С.),  так что одна слободка представляет собою обширную ниву для  миссионерского  делания.  Во время осеннего и весеннего ледохода,  когда с городом прекращается всякое сообщение, население слободки удвояется и утрояется вследствие громадного приезда сюда киргизов со всевозможными нуждами. Таким образом,  Заречная Слободка счастливо соединяет в  себе все условия,  необходимые  для  образования  миссионерского стана».

В 1894 г. было решено приступить к строительству в Заречной слободе под Семипалатинском комплекса зданий для центрального стана,  в будущем самостоятельной, Киргизской Миссии: «Летом текущего года,  когда на месте постройки церкви было сложено бутового камня на пространстве 352 квадратных сажен,  когда  выстроен амбар для ссыпки извести,  когда построена изба и поселился сторож для охранения строительных материалов, когда  сделаны другие подготовительные работы;  тогда уверенность в построении церкви сделалась всеобщею и со  всех  сторон стали заявлять  требования на места.  К осени кварталы вокруг церковного места были уже все заняты. Спрос на места и теперь продолжается»Формально Киргизская Миссия еще не пользовалась самостоятельностью и находилась в ведении епископа Бийского,  местное население не препятствовало строительству Миссии. Как отмечалось в прессе того времени «вопросом об основании в Семипалатинской Заречной Слободке  заинтересована  не  одна миссия.  И в обществе,  и в народе дело это пользуется всеобщим, самым живым сочувствием и, если позволительно так выразиться,  популярностью…Живое доказательство тому: 300 человек киргизов целое лето работали на церковь,  занимаясь ломкой и доставкой бутового камня». Строительство православных храмов на Руси издавна считалось делом богоугодным, обычно средства на строительство собирались у населения. Не было исключением и строительство церкви в Заречной слободе. «Опасаясь обременять  кассу  Православного  Миссионерского Общества крупным расходом на постройку Слободской церкви,  предварительно решено  было  обратиться за помощью к частным благотворителям. Первым благоизволил откликнуться на это доброе  дело  высокий покровитель миссии Его Превосходительство, г-н.Обер-Прокурор Святейшего Синода,  К.П. Победоносцев, изъявивший готовность, в письме на имя Преосвященного  Макария,  пожертвовать  на  это святое дело до 3000 руб.  Затем от Семипалатинского Знаменского Собора  поступило 2000 руб. Но самое крупное пожертвование, сразу обеспечивающее успех дела,  поступило от потомственного почётного гражданина, Томского 1-ой  гильдии купца И.Г.Гадалова,  который пожертвовал на это дело двенадцать тысяч /12000/ рублей,  затем внёс  100  рублей  на приобретение иконы во имя св. Иоанна Милостивого. 

Кроме того, поступили пожертвования от следующих лиц: Д.Х.Иванова - 1000 руб., А.Е.Кухтерина -  500  руб.,  процентов с капитала завещанного братьями Стахеевыми - 400 руб. По 100 рублей поступило от следующих лиц: Д..Г.Малышева, И.М.Плотникова,  Ив.М.Иваницкого,  Е.А.Жернакова и Казанского архиепископа Владимира. Других, менее крупных пожертвований и  от лиц,  пожелавших остаться неизвестными,  поступило всего около 1000 руб.  Всего,  с обещанными,  капитал на построение Слободской церкви превышает двадцать тысяч рублей». Таким образом, главное здание Киргизской Миссии, в основном, строилось на народные деньги из пожертвования частных лиц.

     В начале 1895 года произошло важное событие в жизни  Киргизской миссии:  определением Святейшего Синода от 31 января 1895 года за № 378 Киргизская миссия сделана самостоятельной и получила своего самостоятельного начальника. Первым начальником новой Миссии был назначен архимандрит Сергий (Петров). Архимандрит Сергий (Степан Алексеевич Петров) (1864 - 1935). Родился 30 января 1864 года в станице Аксайской, Донской области. Благодаря примеру благочестивых родителей, он с ранних лет с высоким уважением относился к священному служению. Оно казалось ему самым желанным и рисовалось перед его мысленным взором в идеальных формах и образах. С таким настроением он поступил в Донскую духовную семинарию, которую окончил в 1886 году.

Но во время обучения в духовной школе в его душе произошел душевный разлад и те святые стремления, которыми горел он в юности, были оставлены им, и он решил навсегда отказаться от служения Церкви. Поскольку душевный разлад продолжался, он решил поселиться в г. Томске, где жил его родной дядя - епископ Томский, с той надеждой, чтобы там под руководством дяди заняться самоусовершенствованием и освобождением от отягощающего его душу душевного гнета. Но надежды его не оправдались; его душу продолжало наполнять уныние. Он переживал крайне тяжелое состояние, которому, казалось, не будет конца. Но не долго продолжалось такое испытание его веры. Однажды, в одну из таких безотрадных минут, когда его сознание наполняло нравственное одиночество, когда вся вселенная казалась ему беспросветной пустыней, ему вдруг припомнился как бы случайно и неясной форме, сначала мотив церковной песни, слышанной им в детстве, а потом и самые слова. Эти слова были следующие: «Не надейся на князи, и на сыны человеческие, ибо в них нет спасения» (Пс.145,3). Эти  произвели в его душе переворот, как луч света проникли они в его потемневшую душу, и от прежнего уныния не осталось и следа. В первый раз в его сердце оказалась потребность в Боге. С этого момента начался перелом в его жизни, началось духовное возрождение. Одновременно с событиями внутренней жизни, принесшими в его душу  мир и успокоение, случилось одно внешнее событие, которое также оказало влияние на его внутренний мир. В Томск приехали некоторые деятели славной Алтайской миссии. По своему внешнему облику они показались ему непохожими на обыкновенных смертных, каких он встречал до этого. Какое-то глубокое уважение появилось у него к их великому делу. Своими рассказами они заронили в его душу желание и самому потрудиться в деле просвещения жителей Алтая. Тогда появилась мысль о монашестве, мысль всего себя отдать служению Богу. Но это было в самом зародыше.
Из Томска он переехал в Москву, где поступил в Московский университет на историко-филологический факультет, курс которого окончил в 1890 году. Он решил всю свою жизнь посвятить служению Богу.
С этой целью он в 1890 году прослушал несколько лекций на миссионерских курсах при Казанской духовной академии, затем поступил сотрудником в Алтайскую Миссию. В 1892 года пострижен в монашество. 7 ноября того же года рукоположен во иеромонаха и назначен помощником начальника Киргизской Миссии.

Миссионерские станы  были сосредоточены преимущественно в пределах Семипалатинской области и так как по делам миссии  постоянно приходится  входить  в сношения с областной администрацией, то  главный стан был учрежден в непосредственной близости от   Семипалатинска - в Заречной слободе. Несмотря на то, что было собрана достаточно крупная сумма денег, их все равно не хватало на то, что бы построить, как планировалось, большой собор и дом начальника Миссии. Тогда, по совету известного мецената П.В. Михайлова, при доме  для  начальника  миссии  устроена была небольшая домовая церковь. При этом Пётр Васильевич обещал  пожертвовать  в  домовую церковь, в память Императора Александра III,  иконостас, все иконы и церковную утварь,  всего на сумму 3000 руб.  Дом с домовой  церковью предполагалось построить летом 1895 года,  а через год можно было поселиться в новом доме, освятить церковь и начать богослужение.

Во время строительства не было отмечено никаких протестов со стороны местного мусульманского населения, напротив, известно, что сами строительные работы производили местные мусульмане. Подвозом дров для кирпичных сараев и извести занимались казахи;  на каменоломне в течение всего  лета  1894 года работало  ежедневно более 200 человек казахов,  кладкою стен церкви и дома занимались татары.


Строительсво миссии (1897 г.)

В понедельник 12  июня 1895 была совершена в  Заречной Слободке Семипалатинска закладка миссионерской церкви во имя Благовещения Пресвятыя Богородицы,  с  приделами во имя св.благоверного князя Владимира и  св. великомученника Пантелеймона, и дома для начальника Киргизской миссии,  с домовой  церковью во имя св.первоверховных апостолов Петра и Павла. Вот как описывал это событие священник миссионер Иоанн Никольский из Семипалатинска:

«Редкое церковное торжество в г. Семипалатинске.

В понедельник 12 минувшего июня  была  совершена  в  Заречной  Слободке Семипалатинска  закладка миссионерской церкви во имя Благовещения Пресвятыя Богородицы с приделами во  имя в. благоверного великого князя  Владимира  и св. великомученика Пантелеймона и дома для начальника Киргизской миссии с домовой церковью во имя св. первоверховных апостолов Петра и Павла.

В 7 часов утра с соборной колокольни раздался  перезвон,  известивший народ  о предстоящем торжестве и продолжавшийся до 8 часов - до начала литургии. Народ массами стремился к перевозу через Иртыш. Литургию  в  градском  соборе совершал начальник Киргизской миссии о. архимандрит Сергий.  К 9 ½ часам в собор прибыли священники из  Воскресенской и Александро-Невской церквей с крестным ходом, а через 10 минут двинулся общий крестный ход в заречную  слободку. Путь  церковной  процессии,  на  левом  берегу Иртыша,  был устлан травою,  а на самом месте закладки была сооружена сень, убранная также зеленью и цветами. г-н. военный губернатор Семипалатинской области генерал-майор А.Ф. Карпов заранее прибыл на место  церковного торжества   с   своей  семьёю  и  встретил  ход  вместе  с  г-н. и. д. вице-губернатора, городским головою и другими почётными  городскими людьми.  Чин  на  основание  храма совершал о. архимандрит Сергий в сослужении 10 священников  и  3  диаконов.  По  окроплении св. водою места главного престола, архимандрит с прочим духовенством водрузил крест,  затем окропил каменную доску с изсечённым на ней изображением  креста  и серебряную деку с обычными в подобных случаях надписями,  после чего обе деки были положены на уготованное для них место в основание восточной стены алтаря.  О. архимандрит возлил елей на деку и положил первый  кирпич,  другие  кирпичи были положены остальным духовенством.  Потом, по чину, были окроплены рвы,  водружены кресты на месте приделов  храма  и  совершена закладка остальных  трёх стен храма.  По окончании закладки храма, о. архимандрит в своей речи к присутствующим раскрыл значение  настоящего события,  как для дела великой милости Божией,  явленной с особенною очевидностью и,  так сказать,  осязательностью. «Мысль о построении храма,  основание  которому  сейчас положено,  говорил, между прочим о. архимандрит,  возникла не вчера,  а много лет  тому назад, намечены были даже места и для храма и для русского поселения вокруг храма,  но дело не двигалось вперёд и  эти  окрестности надолго, может быть,  остались бы по прежнему пустынными,  если бы место, на котором мы стоим,  не было,  по воле Божией, избрано для главного стана Киргизской миссии, который не можетё, не должен существовать без храма...  Но откуда можно было  взять  средства  на построение храма, и средства не малые? Средства эти послал Господь чрез добрых людей... Добрые люди своими  обильными  пожертвованиями дали возможность начать сие святое дело. Много ещё трудов предстоит нам впереди, но мы веруем и уповаем, что Господь, пославший великую и  богатую милость Свою при начале дела,  поможет и окончить его. Надобно только, чтобы мы горячо и усердно молились ему...

«Слава Богу за всё!» - так закончил свою речь о. Сергий.

Совершив закладку главного храма,  церковная процессия направилась к другому месту - домовой церкви,  где также совершена, была закладка с одинаковой торжественностью и в прежнем порядке.

Была тёплая ясная, тихая погода. Местность, дотоле пустынная, редко посещаемая  человеком,  необычайно  оживилась,  расцветилась пёстрыми нарядами огромной народной массы, приняв праздничный вид, и казалась ещё прекраснее в своей девственной степной красоте...

Уже во  втором  часу пополудни крестный ход возвратился в город. А народ ещё долго гулял по степному пространству,  под  живым впечатлением пережитых им глубоко-радостных минут... Да и было чему радоваться:  на тысячу вёрст вверх и вниз по Иртышу,  на  левой его стороне,  нельзя  было  доселе встретить православного Божьего храма...»

Архимандрит Сергий (Петров) управлял Миссией до 12 февраля 1899 года. Этот человек оставил о себе  добрую память в Семипалатинске. 26 октября 1897г. он возглавил отпевание усопшего священника о.Евфимия Владимирова, которого любили и почитали все семипалатинцы не зависимо от вероисповедания.  Позднее архимандрит Сергий (Петров)  был рукоположен в епископа Бийского, викария Томской епархии.  На посту начальника Миссии его сменил архимандрит Макарий (Тихоницкий) до этого трудившийся в Киргизской миссии простым миссионером. Архимандрит Макарий (в миру Михаил Михайлович Павлов)  происходил из семьи священника села Бухтармы Семипалатинской области. С детских лет он общался с местным казахским населением и, вероятно, тогда уже научился говорить на казахском языке, знание казахского языка было обычным явлением для жителей сел и станиц Семипалатинского Прииртышья. Первоначальное образование получил в Барнаульском Духовном Училище. В 1890 году окончил Томскую Духовную Семинарию и в этом же году 16 сентября рукоположен в священника. С 1891 года являлся законоучителем Семипалатинской женской прогимназии. В 1894  его постигает несчастье -  умирает его жена, и он решил посвятить свою жизнь служению Богу и ближнему. Поступив учиться в Казанскую Духовную Академию, он, в 1897 году, был  пострижен в монашество. В 1898 году Макарий (Павлов) окончил академию со степенью кандидата богословия и  был определен миссионером Главного Стана Киргизской Миссии в Заречной Слободке г. Семипалатинска, а  в 1899г. был назначен начальником Киргизской Миссии.  Впоследствии Макарий (Павлов) был епископом в Якутии и на Кавказе.

Следующим начальником Киргизской Миссии стал архимандрит Владимир (Тихоницкий) 1901-1906гг. Он родился 22 марта в семье священника. Окончил Вятскую семинарию, а в1898г. Казанскую духовную академию. Во время обучения в Академии в 1897 году был пострижен в монашество и рукоположен в диакона, а в 1898 г. в иеромонаха с назначением в Киргизскую миссию. Около трех лет архимандрит Владимир нес послушание рядового миссионера, а затем помощника начальника Миссии. В 1901 он сменил на посту начальника Миссии архимандрита Макария (Павлова), и  был возведен в сан архимандрита. Впоследствии архимандрит Владимир (Тихоницкий) был рукоположен в епископа, и отправлен в Польшу, где служил в г. Белостоке.  В Семипалатинске, по-прежнему, располагался центральный стан Киргизской Миссии. На 1903г. в нем числилось, кроме архимандрита Владимира, помощник начальника миссии – миссионер иеромонах Киприан; служащие при начальнике миссии: иеромонах Авраамий, диакон Филипп Дьяков, иеромонах Антоний

Последним начальником Миссии в Семипалатинске, человеком необыкновенной судьбы был архимандрит Киприан (Комаровский) вошедший в историю, как первый епископ Семипалатинский. Епископ Киприан (в миру Комаровский Константин Станиславович) родился 17 сентября 1876 г. в г. Самарканде в семье чиновника католического вероисповедания. Окончил гимназию г. Верного (ныне г. Алматы).  Продолжая свое образование, он в 1895 г. поступил в Казанскую Духовную Академию. 6 декабря 1898 г. принял монашество. В 1899 г. монах Киприан (Комаровский) окончил Казанскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия и тогда же был назначен миссионером Шульбинского стана Киргизской миссии Омской епархии. С 19 апреля 1901 г. был назначен помощником начальника Киргизской миссии. С 11 июля 1906 г. он уже начальник Киргизской миссии в сане архимандрита. 4 декабря 1911 г. Киприан (Комаровский) был рукоположен, впервые в истории, в епископа Семипалатинского викария Омской епархии. При епископе Киприане Киргизская Миссия достигла своего наибольшего процветания. По данным на 1910г. Миссия состояла из 4 станов:

·         Центральный стан, в Семипалатинской Заречной Слободке. При стане  была домовая церковь во имя Св. Апостолов. Петра и Павла.

·         Мало-Владимирский стан, в селе Мало-Владимирском, Семипалатинского уезда. При стане Петро-Павловская церковь.

·         Буконский стан, в поселке Преображенском, Устькаменогорскаго уезда. При стане Пантелеймоновская церковь.

·         Александровский стан, в поселке Александровском, Павлодарского уезда. При стане молитвенный дом.

Кроме архимандрита Киприана в Миссии числилось 11 миссионеров в их числе 6 священников, 2 диакона и 3 псаломщика, кроме того, при Миссии действовала Свято-Ключинская Знамнская женская монашеская община, на Святом Ключе под Семипалатинском, при которой был организован детский приют для девочек.  Миссия вела большую работу по обучению казахского населения, в том числе детей. Были переведены на казахский язык многие богослужебные книги, в том числе Библия - по статистике самая читаемая книга в мире. Перевод и издание книг на казахском языке было осуществлено в Казани, где благодаря деятельности профессора Н.И. Ильминского возникла новая школа переводчиков. Профессор  Н.И. Ильминский, сам прекрасно говоривший на казахском и татарском языках, считал, что основой  для переводов и для будущей литературы  должны служить живые языки народов Востока. Важной поддержкой новых переводов и школ с 1867 г. сделалось вновь открытое в Казани братство св. Гурия, поставившего задачу организации просвещения народов Восточной России. С 1869 г. при братстве св. Гурия учреждена особая переводческая комиссия для распространения христианских книг на местных языках, а в 1876 г. миссионерское общество поручило ей переводы таких книг  на  различные языки, «не исключая даже отдаленнейших окраин востока».До наших дней сохранились книги, изданные на казахском языке в Казани в середине XIX в. Одну из них автор этих строк видел в Воскресенском соборе в Семипалатинске в конце 90-х гг. XX в.  Священники Киргизской миссии ездили по аулам с проповедью Евангелия на казахском языке, устраивали диспуты с мусульманскими проповедниками, создавали миссионерские школы для детей новокрещеных с преподаванием на казахском и русском языках. В храмах миссии службы шли на казахском языке, на клиросах обычно пели по-казахски дети воспитанники Миссии новокрещенных православных казахов.

 Совершенно несправедливо некоторые авторы упрекают Миссию в «русификаторской политике», лучшим фактом, опровергающим это мнение, является то, что миссионеры старались везде устраивать богослужение и обучение именно на казахском языке, издавали на этом языке книги и учебные пособия.  Очень показателен в этом отношении пример знаменитого профессора Н.И. Ильминского - преподававшего на миссионерском отделении Казанской Духовной Академии. Как уже было сказано, именно Н.И. Ильминскому принадлежит идея использования в школьном обучении коренных народов Восточной России их национального языка. До этого дело просвещения в Казахской Степи обстояло так, что казахские мальчики проходили обучение на татарском языке, на этом языке велось и  все делопроизводство.Во время пребывания в Оренбурге Ильминский  в совершенстве и в короткий  срок  овладевает казахским языком, верхом на лошади он много ездит по аулам, записывает фольклор, эпос казахов (русскими буквами он записывает знаменитый эпос «Ер-Таргын»), составляет казахско-русский словарь, а так же учебное пособие «Материалы к изучению киргизского наречия». Большая дружба связывала профессора Ильминского и Ибрая Алтынсарина, именно по рекомендации Н.И. Ильминского И. Алтынсарин был назначен инспектором народных училищ Тургайской области.  Постепенно  посредством деятельности миссионеров происходило сближение казахской и русской культуры, казахское население знакомилось с лучшими достижениями европейской цивилизации. Миссия была одним из первых российских учреждений, которая давала местному казахскому населению образование по европейскому образцу. Многие образованные казахи стремились получить европейское образование, например великий Абай  некоторое время посещавший  церквно-приходскую школу в Семипалатинске.

Однако не только возможностью получить образование привлекала к себе Миссия местное население. Миссионеры, выполняя  завет основателя Алтайской Миссии Макария Глухарева, стремились относиться к местному населению с любовью и уважением. Под Семипалатинском в Свято-Ключинском женском монастыре действовал приют для девочек, куда принимали брошенных или бездомных детей всех национальностей. Девочек учили  грамоте, рукоделию и ведению домашнего хозяйства. По достижении 19 летнего возраста им предоставлялось право остаться в монастыре навсегда, или выйти замуж и создать семью.  Сохранился рассказ, повествующий о судьбе казахской девочки, которую  совсем маленькой за долги семья отдала замуж человеку, которому семья была должна денег. Девочка попала фактически в рабство, т.к. до ожидаемого совершеннолетия ее заставляли делать самую черную работу. Не выдержав такого отношения, она бежала в Миссию в Семипалатинск. Там ее научили грамоте, домоводству, она вышла замуж, и потомки ее до сих пор живут в нашем городе.

***

       Киргизская Миссия просуществовала до времени Советской власти и была закрыта в плане всеобщей борьбы коммунистического правительства с религией. В 1921г. имущество бывшей Киргизской Миссии было передано семипалатинской Благовещенской церкви.  Но группа православных казахов оставалась в Семипалатинской области вплоть до 50-60х гг. XX в. В это время в единственной открытой церкви в г. Семипалатинске служил воспитанник миссии о. Симеон (фамилия неизвестна), по национальности казах. Он обладал прекрасным голосом и музыкальным слухом так, что управлял церковным хором. Старые прихожане Воскресенского собора г.Семипалатинска рассказывали, что в 50-е годы приезжали из сел Знаменки и Караула в церковь православные казахи, для того чтобы помолиться и принять Причастие. Они при этом говорили: "Мы еще живы, вот умрем, на этом вера наша исчезнет…"История Киргизской Миссии это часть  истории независимой Республики Казахстан, и для нас она тем более важна, что в этом случае мы видим тесное бескорыстное сотрудничество двух народов: русского и казахского. Исследователям еще предстоит  заполнить многие белые листы из истории Миссии, ибо только тот, кто знает свою историю, сможет верно определиться в сегодняшнем дне.

Андриенко С.Е.

Г. Семипалатинск

Февраль 2004.



Л.Н. Гумилев. Древняя Русь и Великая Степь.- М., 1992.- С.330.

И. Стамулис. Восточно-православное богословие миссии сегодня http://www.pimen.ru/pimen/russian/books/missia/missia_main.htm

Жития сибирских святых. Сибирский Патерик. - Новосибирск, 1999. -  С.222.

И. Стамулис. Восточно-православное богословие миссии сегодня http://www.pimen.ru/pimen/russian/books/missia/missia_main.htm

Борис Пивоваров, протоиерей. Об Алтайской Духовной Миссии // Из духовного наследия алтайских миссионеров. - Новосибирск, 1998. - С.7.

М. Чевалков, протоиерей. Наставление детям моим - наследникам // Свет Христов просвещает всех! Сборник/ сост. протоиерей Б.И. Пивоваров. - Новосибирск, 2000. - С.441-442.

Айдарбаева Р.К. Колонизация Бухтарминского края и миграция казахов (вторая половина XIXв.) //Казахстан на пути к государственной независимости: история и современность. Материалы международной научно-практической конференции. Ч. 1.- Семипалатинск, 2001.- С.191.

Карих Е.В. Межэтнические контакты казахов на Алтае в хозяйственной сфере в XIX –начале XX вв. http://international.tsu.ru/researches/sbor2/art3.html

Михаил Тульский. Конфессиональный портрет Казахстана. Часть вторая - Конфессиональная палитра http://portal-credo.ru/site/?act=fresh&id=102

Н. Тальберг. История Русской Церкви. Jordanville, N.Y. - 1959. (репр. Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, 1994.) - С.766

Владимир (Сеньковский / Синьковский) http://www.ortho-rus.ru/cgi-bin/ps_list.cgi?2#17

В.Н. Кашляк. От Менового двора… до Жана-Семей //В.Н. Кашляк. Семипалатинск. Три века истории. - Новосибирск, 2002. - С. 275.

Ныне   Жанасемей - часть Семипалатинска на левом берегу Иртыша.

В.Н. Кашляк. От Менового двора… до Жана-Семей //В.Н. Кашляк. Семипалатинск. Три века истории. - Новосибирск, 2002. - С. 286.

Отчёт об Алтайской и Киргизской Миссиях за 1894 год, Томск,1895г

Там же

Там же.

Там же

http://www.ortho-rus.ru/cgi-bin/ps_list.cgi?2#17

Киргизская миссия и важнейшие в ней события в 1895 году. Оттиск из NN 9,10 и 11 "Православного Благовестника" за 1896 год.

 

Православный Благовестник, М,1895

Александр Соловьев  протоиерей. Батюшка о. Евфимий Владимиров //Омские епархиальные ведомости № 22, 1902г. - с. 15.

Адрес-календарь Семипалатинской области на 1903.

Прозорова Г.В. Архиепископ Киприан (Комаровский Константин Станиславович) http://www.ortodox.fegi.ru/index.htm

Адрес-Календарь Семипалатинской области на 1910.- С. 34-35.

П. Знаменский История Русской Церкви  http://www.krotov.org/libr_min/z/znamens/znam_05.html

 

Михаил Тульский. Конфессиональный портрет Казахстана. Часть вторая - Конфессиональная палитра http://portal-credo.ru/site/?act=fresh&id=102

И.Б. Истелюева.  Из истории православной миссии в Казахстане. Н.И. Ильминский // Свет Православия в Казахстане № 3, 2004. - С.33.

Там же. - С.34

Семипалатинску - 250 лет. Алма-Ата, 1968.- С.47.

Государственный Архив Семипалатинской Области Р73, оп.1, д.66, л.35об

Открытие православного Семипалатинска //Свет Православия в Казахстане №4 (13) 1994. - С.14.

КАРТА ПРИХОДОВ СЕМИПАЛАТИНСКОГО БЛАГОЧИНИЯ